Кокориков Д.В.

 

О ВОЗМОЖНОМ ПУТИ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ ТЕХНИКИ СОЗДАНИЯ

НОРМАТИВНО-ПРАВОВЫХ АКТОВ

 

Вопрос совершенствования законодательства, а также конкретных правил создания нормативно-правовых актов, является так называемым «вечным вопросом», которому посвящено множество трудов в различных отраслях знаний – юриспруденции, философии, политологии и т.д.Мы хотим внести свой вклад в разрешение указанной проблемы. Он состоит в возможности использования опыта техники создания правореализационных актов при создании актов нормативно-правовых. Обоснуем саму упомянутую возможность и перспективы ее применения.

Наряду с имеющимися очевидными различиями, необходимо иметь в виду, что у нормативно-правовых и правореализационных актов существует и нечто общее, их объединяющее. Так, при создании закона и простого договора купли-продажи мы пользуемся многими одинаковыми правилами юридической техники – пишем ясно, грамотно и логически последовательно. Правила и процесс создания каждого из упомянутых юридических документов (закон и договор) развивались веками и продолжают развиваться сейчас, исходя из особенностей правовой природы этих документов. Но при этом, нам ничего не мешает видеть то, что и закон, и договор являются видами одного более широкого понятия – «юридический документ». Следовательно, несмотря на определенное количество различий, у них есть и ряд характеристик, их объединяющих. Поэтому опыт, накопленный при создании каждого из этих документов, можно в определенной степени использовать при создании другого документа.

Возможность использования опыта создания правореализационных актов, обусловлена тем, что в отдельных случаях, грамотно созданный правореализационный акт по уровню своей юридической техники может превзойти нормативно-правовой акт. Главные причины возможного первенства техники создания правореализационного акта над техникой создания акта нормативно-правового мы видим в следующем.

А) Создатели правореализационного акта (допустим, договора) исходят из того, что его нормы будут толковаться, прежде всего, путем непосредственного грамматического толкования и не могут, аналогично законодателю, надеяться на то, что все пробелы и недостатки будут ликвидированы путем применения аналогии закона, дачи официального толкования (в первую очередь – легального) или разрешатся в ходе правоприменительной практики.

Б) Многие государственные органы, принимая правоприменительный акт, лишены (в отличие от законодателя) возможности в будущем существенно его корректировать. К примеру, суд вправе лишь исправить допущенные им опечатки, но не кардинально изменить содержание принятого акта, что может себе позволитьзаконодатель. Исправить существенную ошибку в решении суда может только вышестоящий суд, а существенную ошибку в договоре – только воля обеих сторон правоотношения, что существенно усложняет всю процедуру и в определенной степени мотивирует к грамотному составлению юридического документа «с первой попытки».

В) Юридическое противостояние двух сторон, чьи права и обязанности непосредственно затрагивает принимаемый правореализационный акт (подписываемый договор или принимаемое по делу решение), зачастую носит более принципиальный характер, чем споры парламентариев по принятию нормативно-правового акта. При этом активные споры способствуют принятию более продуманных актов, в том числе и с позиции юридической техники.

Г) В продолжение двух предыдущих тезисов можно добавить, что субъекты, создающие правореализационные акты (допустим, судьи), несут ответственность за их качество и в случае допущения нарушений могут претерпеть реальные лишения (неоднократные отмены решений вышестоящей судебной инстанцией могут лишить судью его статуса). Законодатель за качество принимаемых законов в настоящее время никакой ответственности не несет.

Д) Правореализационный акт регулирует отношения конкретных субъектов права и в силу этого может более детально регламентировать эти отношения. Законодатель вынужден прибегать к обобщенным, абстрактным формулировкам, недостатки которых обнаруживает правоприменительная практика.

В связи со сказанным, мы считаем, что одним из направлений улучшения качества нормативно-правовых актов может выступить использование законодателем положительного опыта юридической техники создания правореализационных актов. Приведем несколько наиболее показательных примеров в этом плане.

1) Построение статей нормативно-правового акта должно ориентироваться на то, что они будут восприниматься, прежде всего, исходя из непосредственного грамматического, а не системного или официального толкования или практики их применения. Для грамотно созданных правореализационных актов в гражданско-правовой сфере характерна филигранная точность слова: если указание срока в днях – то обязательно с оговоркой «календарных», «рабочих» или «банковских», все неоднозначные понятия, если их определения не даны в начале договора – обязательно поясняются в скобках после определяемого слова, четко изложены все логические отношения – к примеру, четко обозначены строгие и нестрогие дизъюнкции.

2) Лексика правореализационных актов более «подвижная», чутко реагирующая на происходящие в русском языке изменения. Лексика закона, конечно же, по определению, должна быть консервативнее лексики простого договора. Но если мы хотим иметь современные законы, то необходимо, в том числе и внимательно следить за обновлением словарного запаса и не бояться использовать новые термины и определения в законодательстве.

3) Там, где это возможно, в законодательстве необходимо максимально конкретизировать ссылки на иные нормы этого же или другого нормативно-правового акта. Ссылки на нормативно-правовой акт или законодательство в целом нельзя признать отвечающими принципу конкретности. Грамотно созданные договоры практически не имеют отсылок «к нормам настоящего договора», а всегда точно оформляют ссылки на конкретную статью и пункт.

4) Нормативно-правовым актам, по примеру правореализационных, следует уделять больше внимания легкости восприятия текста – громоздкие причастные обороты лучше заменять на сложноподчиненные предложения или размещать информацию в скобках, сложные предложения желательно разбивать на простые и т.д.

5) Нормативно-правовым актам, следует чаще использовать сокращения громоздких слов (а особенно – словосочетаний), которые многократно в нем используются и в силу этого затрудняют быстроту восприятия текста.

7) Законы хронически страдают декларативностью своих норм. Такая декларативность предоставляет правоприменителювозможностьпроизвольного усмотрения при разрешении спорных случаев, а, следовательно, и определенную коррупционнуюнишу. В этом плане,было бы полезно, чтобы проекты законов проверялись опытнымичастнопрактикующими юристами, которые сразу оценят его на предмет полноты, логической завершенности и однозначности правового регулирования.

Как итог, отметим ключевую особенность рассмотренных вариантов взаимодействия правил юридической техники. Техника создания правореализационных актов в большей степени, чем техника создания нормативно-правовых актов, ориентирована на легкость восприятия текста, на непосредственное его именно грамматическое толкование, быстрее реагирует на изменение жизненных реалий общества, и потому ее опыт во многом может быть использован техникой создания нормативно-правовых актов. В силу большей мобильности техники создания правореализационных актов, именно в ней нужно искать новые возможности повышения эффективности правового регулирования.