Кокориков Д.В.

 

КОНСТРУКЦИИ НОРМЫ ПРАВА, КАК ВАЖНЫЙ ФАКТОР РЕАЛИЗАЦИИ ПРАВ ЛИЧНОСТИ

 

Человек, его права и свободы в любом правовом государстве провозглашаются главной ценностью. Непосредственная реализация прав зависит от большого количества факторов, среди которых, прежде всего, необходимо выделить, такие как прогрессивное законодательство, высокий уровень развития правовой культуры, наличие гражданского общества и авторитета у государственных органов. При этом субъектом, создающим условия для реализации прав и свобод человека, а также единственным гарантом соблюдения этих прав является государство. Это становится возможным благодаря особой правосубъектности, которой оно обладает. Закрепление за государством естественного монопольного права на законотворчество, которое призвано выступить надежным гарантом правопорядка, к сожалению, иногда служит прямо противоположным целям. В связи с этим особую важность принимает нормативное закрепление прав, обязанностей и ответственности государства в лице его государственных органов и должностных лиц. Пробелы, коллизии, двоякие формулировки и многие другие недостатки законодательства создают благодатную почву для развития коррупции, которую президент России Д.А. Медведев называет наиболее острой проблемой, существующей в нашем обществе, возводя противодействие коррупции в ранг национального плана.

Рассмотрим различные варианты конструирования правовых норм, которые непосредственным образом влияют на исполнение государственными органами своих обязанностей или возможность уклонения от их исполнения.

В зависимости от характера содержащихся предписаний выделяют нормы публичного права обязывающие, запрещающие и управомочивающие. Рассмотрим три соответствующие конструкции нормы права и их влияние на реализацию прав личности.

1) Обязывающие нормы права предписывают государственным органам совершить определенные положительные действия. Конструкции обязывающих норм права страдают следующими недостатками:

- наличие предельно общей формулировки, возлагающей определенную обязанность на государство, при отсутствии указания на тот орган власти, который должен разработать конкретизирующий нормативно-правовой акт;

- аналогичное отсутствие в норме права конкретного государственного органа, на который возлагается исполнение обязанности;

- отсутствие или неопределенность сроков принятия соответствующих решений;

- отсутствие четкой регламентации оснований совершения юридически значимых действий или отказа в их совершении;

Неграмотное конструирование обязывающих норм права влечет ущемление и нарушение прав человека. При этом необходимо отметить, что в целях максимальной защиты прав человека, любую норму права, закрепляющую обязанность для государственных органов, должна сопровождать санкция за ее неисполнение. Составы преступлений и правонарушений, предусмотренные УК РФ и КоАП РФ, не в состоянии описать всевозможные варианты нарушений, а меры дисциплинарной ответственности зачастую не применяются или неэффективны. Для многих же нарушений отсутствует сам механизм их выявления – так, например, несоблюдение сроков предоставления определенной информации легко скрывается путем оформления документации «задними» числами.

2) Запрещающие нормы указывают на недопустимость совершения государственными органами каких-либо действий. При всей безапелляционности и однозначности запрещающих норм, государственные органы зачастую их нарушают. Нередко это объясняется объективной необходимостью нарушения запрета ради соблюдения другого, более важного права. В этом плане характерным будет следующий пример.

Согласно ч. 3 ст. 23 Жилищного кодекса, орган, осуществляющий перевод жилого помещения в нежилое, не вправе требовать представление других документов кроме документов, установленных частью 2 ст. 23 ЖК РФ. Однако на практике, органы местного самоуправления вынуждены требовать от заявителя документ, не предусмотренный ч. 2 ст. 23 ЖК РФ, а именно – выписку из лицевого счета помещения, в которой отражены все зарегистрированные по данному адреса лица. Данное нарушение запрета связано с тем, что ч. 2 ст. 22 ЖК РФ не допускается перевод жилого помещения в нежилое, если переводимое помещение используется собственником данного помещения или иным гражданином в качестве места постоянного проживания. В данной ситуации соответствующий орган поставлен перед альтернативой выбора – какой из двух запретов нарушить? Либо перевести помещение в категорию нежилого, и тем самым лишить гражданина места жительства, либо затребовать у заявителя лишний документ. Нарушение второго запрета видится, безусловно, более предпочтительным. Но при этом само создание законодателем такой ситуация является недопустимым.  

Таким образом, для того, чтобы запрещающие нормы не оставались для правоприменителя фикцией, необходимо работать в двух направлениях – во-первых, установление запретов должно осуществляться после комплексного изучения данных правоотношений, чтобы они были объективно обоснованы, а во-вторых, разработать и внедрить механизм применения мер ответственности за нарушение запрещающих норм.

3) Управомочивающие нормы предоставляют государственным органам право действовать определённым образом, т.е. право совершать или не совершать определенные действия.

Согласно «Методике проведения экспертизы проектов нормативных правовых актов и иных документов в целях выявления в них положений, способствующих созданию условий для проявления коррупции», утвержденной Постановлением Правительства № 196 от 05.03.2009 г., определение  компетенции органов государственной власти по формуле «вправе» является коррупционным фактором (т.е. положением, которое может способствовать проявлению коррупции, т.к. предполагает двоякость в выборе своего поведения). В целом стоит признать правоту данного положения. Формулировка «вправе» лучше всего подходит к регулированию гражданско-правовых отношений с его диспозитивными началами, а не для публичных отраслей права, где такое положение стимулирует должностных лиц к «торговле» своим правом.

Но в тоже время, существуют ситуации, когда этой формулировки не избежать (к примеру, закрепленное в ст. 216 ГПК РФ право суда приостановить производство по делу), а объективного ее применения можно достичь только повышая уровень правовой и профессиональной культуры. Полное исключение из законодательства формулировки «вправе» сделает его «неповоротливым» и «закостенелым» и априори лишит духа справедливости. Однако, применение управомочивающих формулировок должно быть сведено к минимуму и иметь место лишь в тех случаях, где это неизбежно связано с оценочными ситуациями.

В заключении хотелось бы отметить, что грамотное конструирование норм права является необходимой стадией, предшествующей реализации прав человека. Допущенные на этом этапе ошибки в процессе правоприменения возрастают в геометрической прогрессии и приводят в том числе и к таким явлениям, как коррупция.